Статья из журнала «Эксперт»

Если вам кто-то скажет, что он точно знает, сколько предприятий в Ростовской области производят сегодня сельскохозяйственную технику, отнеситесь к этим словам с осторожностью. И к слову «техника», и к слову «производят», и даже к слову «предприятие». Потому что вчера еще некое ЗАО (или ООО) работало и что-то там такое изготавливало, а сегодня вы можете застать на территории разве что зевающего сторожа, бухгалтера, подсчитывающего убытки, да мучительно размышляющего о своей судьбе директора. В то же время из ворот другого предприятия, к сельскому хозяйству не имеющего отношения по определению, вдруг возьмут да и выкатят на продажу какую-нибудь сеялку или борону к полному конфузу знатоков местной промышленности: «Сюрпрайз!». Гораздо проще считать, что в этой сфере производства на юге России работают 10−15 предприятий.

Условно их можно разделить на три группы: любители, новые профи, старые профи. При этом как приток новых игроков, так и переход из одной группы в другую для любого из участников вполне возможен и для большинства из них определяется скорее везением, чем оригинальными идеями, хитроумными расчётами и рыночной конъюнктурой. Рассмотрим более подробно каждую группу.

Три породы технарей:

«Любители» — самая разношерстная и неопределённая группа, ибо к таковым можно отнести как новых, никому пока толком не известных производителей чего-нибудь для сельского хозяйства, так и известных, но в другой сфере. К примеру, группа компаний «Партнер» из Орловского района производит культиваторы, прицепные и бороновальные сцепки, водораздатчики (такая бочка на телеге), комбикорма, выращивает зерновые и масличные, продаёт фрукты оптом… Словом, многопрофильное предприятие, еще не остановившееся на чем-то одном. В эту же группу можно зачислить Каменский машиностроительный завод (основная продукция — техника для горнорудной промышленности) и ОАО «Донецкий экскаватор», подрабатывающие выпуском сельскохозяйственной техники. Простой и недорогой, но вроде бы эффективный разбрызгиватель ядохимикатов производит ростовское ООО «Виктория»…

Любительский статус ни в коей мере не означает дилетантства — как и в любой сфере, есть очень даже талантливые любители. В конце концов, с чего начинали Джон Дир или Адам Опель?

Любители часто экономят на рекламе, стараются продать свою технику сами, надеясь, видимо, таким образом больше заработать. Хотя некоторые (например, «Донецкий экскаватор») тяготеют к современным методам сбыта продукции и, если им повезёт, они вполне могут стать «новыми профи».

Эта группа — совсем другое дело. Мало кто сейчас не знает компанию Klever и ее линейку кормоуборочной техники. По PR-активности эта всё ещё небольшая компания уступает разве что местному гиганту — «Ростсельмашу», а если учесть, что основные узлы их косилок и подборщиков — импортные, «от мировых производителей», что компания старается оснастить все три свои завода импортным оборудованием, то вполне можно сказать, что речь идёт о состоявшихся профессионалах.

<По темпам роста компанию Klever если не превосходит, то идёт с ней «ноздря в ноздрю» ОАО «Сальсксельмаш», уже четвертый год удваивающее объём производства (в 2007−м — 385 млн руб.). Хотя сельхозтехника (сверхтяжёлые бороны, навесные агрегаты, измельчитель зерна и травы и пр.) составляет примерно половину объёма его продаж, а вторую половину — техника коммунальная, «Сальсксельмаш» вполне можно считать новым профессионалом в сельхозмашиностроении.

Что характерно для новых профи, так это молодые менеджерские команды. У «Сальсксельмаша» — более постоянная. Там же работает и самый молодой в отрасли гендиректор — 27 лет капитану производства. Самому «старому» — 31 год. Менеджмент компании Klever тоже состоит не из дедушек. Хотя с кадрами там и случаются перемены, но на смену молодым приходят другие молодые. Обе фирмы имеют обширные дилерские сети, обе стараются продвигать свою продукцию (разница лишь в том, что «Сальсксельмаш» на рекламу и PR почти не тратится, в выставках участвует редко), и вообще работают рыночными методами. Что вполне себя оправдывает и выгодно отличает их от предприятий третьей группы.

Самым «старым профи» является ЗАО «Красный Аксай», с начала ХХ века производящий сельхозагрегаты. Его нынешняя специальность — почвообрабатывающая техника, в основном культиваторы. Однако это предприятие рискует перейти ещё в одну группу — бывших профи: завод стоит. Так что наиболее типичным представителем старых профи будем считать ОАО «Миллеровосельмаш». Там и директор — Лев Иванович Стариков — ветеран сельхозмашиностроения, и само предприятие существует с послевоенных лет. Правда, в последние годы именно существует. Завод производит сеялки СПБ-8К и СПБ-12К, их можно встретить и в Ростовской области, и в соседних регионах. И объём производства растёт, однако 5–7% в год, конечно, не идут ни в какое сравнение с показателями молодых коллег, и об импортном оборудовании, как и о многом другом, завод может только мечтать. Собственно, старые профи — это остатки бывших заводов советского типа, потерявших из-за низких зарплат, а то и полного их отсутствия, рабочих и специалистов (коллектив «Миллеровосельмаша», например, сократился с 5 000 до 500 человек), заводов, технически оставшихся еще в том времени. Характерные черты этой группы предприятий — работа по старым (хотя и подвергающимся модернизациям и усовершенствованиям) техническим идеям, минимум рекламы, минимум или отсутствие дилеров, не слишком продвинутый менеджмент и большая надежда на помощь государства, желательно бескорыстную.

«За» и «против» отечественного

По эффективности бизнес старых профи напоминает такой же старый анекдот про бизнес еврея, который успешно конкурировал с могучей советской торговлей: покупал яйца по 8 копеек за штуку, варил и продавал тоже по 8 копеек за штуку. А на глупые вопросы о прибыли отвечал: «А навар-то мне остается!». Зато у него всегда было немножко покупателей.

Нашим старым профи приходится стоически переносить конкуренцию с ещё более могучим западным рынком. Если вы встретите хотя бы одного директора, который не убеждён, что влиятельные чиновники сплошь куплены Западом и играют на руку конкурентам, я дам вам рубль. Наверное, они имеют право так думать: долгие годы лишений для производителей отечественной сельхозтехники продолжаются.

Во-первых, нет металла. Не то, чтобы совсем нет, но разве этот металл сравнится с тем, из которого делают свои сеялки немцы или итальянцы? А ведь их металл — это нередко бывший наш металл. Во-вторых, нет современного оборудования. Почему новые профи его могут себе позволить, а старые не могут? Потому, что, в-третьих, нет инвестиций, которые изначально дали толчок развитию новых профи. Частные инвесторы не верят в их способность возродиться, а они не верят в способность частных инвесторов заниматься чем-либо кроме перепродажи (благо, горький опыт имеется). Они мечтают о государственных капвложениях, годами говорят о продовольственной безопасности страны, но у правительства, видимо, другие планы. Их ругают за низкое качество продукции — по сравнению с западными аналогами продукция действительно чаще всего проигрывает

И это, разумеется, плохо. Но у них тоже всегда есть немножко покупателей! Это не какие-нибудь фанатичные патриоты с лихорадочным блеском в глазах. Вполне трезвые фермеры (патриоты — по совместительству) с современными калькуляторами в руках отдают предпочтение сеялке за 136 тысяч рублей перед сеялкой за 360 тысяч: хотя первая и не точного высева, и из плохого металла, и на вид неказиста, но за сезон окупится. А та — ещё вилами по воде писано, к той и трактор нужен новый, и остальное оборудование… И как бы ни красил свои хорошие сеялки западный конкурент, убедить крестьян, что потратить 360 лучше, чем 136, ему не удастся. Во всяком случае, среднего и мелкого фермера, у которого гектаров 100–200 своей земли, да столько же арендованной. Таких фермеров в Ростовской области, по данным минсельхоза Ростовской области, около 10 тысяч. Да и директор довольно крупного ЗАО «Родина» Целинского района Иван Иванович Киреев, спроси его про миллеровские сеялки, ответит: «Они просты в эксплуатации, надёжны, неприхотливы, не боятся наших погодных условий и почв. Даже если где-то не очень хорошо обработаны поля, эти сеялки справляются». И это для местного производителя сельхозтехники, разумеется, хорошо.

А в октябре Росагролизинг получил возможность оформлять сельхозпредприятию или фермеру в лизинг на 15 лет трактор при условии, что он возьмёт и полный шлейф агрегатов. Ещё год назад больше, чем на семь лет, не давали. Росагролизинг предлагает в основном отечественную, местную сельхозтехнику.

Потребность в тракторах у донского крестьянина вполне ощутима. По данным Минсельхоза РФ, с 2002 по 2005 годы в сельском хозяйстве Ростовской области количество тракторов таяло в таком темпе: 23321, 21981, 20578, 19732. Правда, недавно Николай Полтавский, начальник отдела техполитики областного минсельхоза, на начало 2007 года назвал другую цифру — 32,7 тысячи тракторов, хотя и оговорился, что 80% их находится за пределами изношенности. По его же словам, ростовские крестьяне в 2005 году купили 618 тракторов, а в 2006−м — 725. Видимо, как-то по-разному считали чиновники. Но, так или иначе, потребность в тракторах даже с учетом более рационального их использования достаточно велика, чтобы местные производители навесных и прицепных агрегатов смотрели в будущее без особого пессимизма.

Кругом враги

Благосостояние фермеров быстро растет, они все больше предпочитают импортную высококачественную технику, не считаясь с тем, что через пару лет её обслуживание обойдётся дороже обслуживания отечественных аналогов.

Если в 2005 году импорт занял 56% всей купленной россиянами техники, то к 2007 году доля его выросла. Постарались дилеры известных мировых производителей. В Ростовской области не последнюю роль сыграла помощь крестьянам администрации области, на довольно простых условиях субсидирующей проценты по кредитам как на отечественную, так и на импортную технику. Кто-то вступает в ассоциацию «Топаз», что неизбежно влечёт за собой смену технологии и техническое перевооружение на New Holland

Конечно, значительной части фермеров импортная техника пока не кажется быстроокупаемой. И усилия дилеров не ослабевают. Если раньше они предлагали только сервис купленных у них импортных красавцев, то со временем решили удешевить импорт путем отвёрточной сборки. Так, группа компаний «Югтехкомплект» получает сеялки украинской компании «Червона зiрка» в разобранном виде, в небольшом цеху собирает их и отлаживает перед продажей. Обычно это даёт 10–15% экономии. До сборки техники John Deere, чьим дилером (и весьма успешным!) является «Югтехкомплект», пока не дошло, но начало будущему отвёрточному производству положено

Не грозит пока конкуренция со стороны китайских коллег. После того как на российском поле их тракторы не выдержали даже тех испытаний, с которыми справились тракторы волгоградские, липецкие и другие трудные дети недобитых реформами отечественных заводов, их купят разве что коллекционеры. Только на общей картине внешней торговли сельхозтехникой это вряд ли отразится.

Конечно, власть местная и федеральная периодически даёт указания увеличить экспорт, а то и установить какие-нибудь «балансирующие» препоны импорту. Вот и новый премьер (с обнадеживающим сельскохозяйственным прошлым) заявил недавно о перспективном увеличении экспорта сельхозтехники.

Бояться ли иностранцев?

Если сравнивать экспорт отечественной техники с импортом, последний покрывает наши продажи более чем в два раза по тракторам и комбайнам и чуть меньше, чем в два раза по навесным и прицепным агрегатам. Грозит ли это местному отечественному производителю полным вытеснением с рынка

В обозримом будущем вряд ли. На то есть как минимум две причины. Во-первых, сельхозтехника — не то же самое, что импортные авто, сборка которых в родном отечестве, видимо, и вызывает у руководящих товарищей невеселые ассоциации. Спрос на сельхозтехнику не так велик и не так уж быстро растёт. А потому в ближайшее время дальше отвёрточной сборки дело вряд ли двинется. Во-вторых, отношение самих местных производителей к сборке «конкурентской» техники не такое уж и враждебное. Даже не любящий уступать инвесторам и дилерам Лев Иванович Стариков в принципе не прочь с кем-либо сотрудничать, освоить выпуск новой продукции — было бы предложение стоящее

- А вы что будете делать, если завтра рынок полностью захватят «киты» мирового масштаба? — спросил я Сергея Клименко, заместителя генерального директора по сбыту ООО «Торговый дом “Сальсксельмаш”».

- Будем производить что-нибудь для них, — спокойно ответил он.

В том, что «Сальсксельмаш» сможет производить что-то «на уровне», можно не сомневаться: предприятие приобрело новый японский лазерно-раскроечный комплекс, самые современные токарные станки корейской фирмы Daewoo и чешской фирмы «Пегас». На собственную продукцию сальские машиностроители поднимать цены не собираются, новое оборудование это позволяет, обеспечивая продукции предприятия конкурентоспособность

А таганрогское ООО «Агро-Тех», как и Klever, с самого начала построило своё производство опрыскивателей почти как сборочное — основные комплектующие (насосы, регуляторы, фильтры, распылители) в основном итальянские, но рама своя. И называются опрыскиватели по-нашему: ОП-18, ОН-12…, а не Annovi Reverberi, Comet или Lecler.

В принципе интеграция в производстве сельскохозяйственной техники давно себя оправдала и сейчас вы редко встретите что-нибудь чистокровно немецкое или там американское. Наиболее известные производители (за исключением, может быть, John Deere) спокойно обмениваются наиболее удачно разработанными узлами и никто не в накладе.

Нечто подобное наблюдается в Ставропольском крае, где ОАО «Реста» объединило около десятка таких же маленьких заводов, производящих сельхозтехнику, а Росагролизинг соединил 26 машиностроительных предприятий в рамках своего ведомства. Вероятно, скоро подобная попытка будет предпринята и в Ростовской области. Если этого не сделает «Ростов­агролизинг», который уже давно торгует продукцией и местных, и не местных сельмашей, имеет большие возможности в сбыте, найдется другой организатор. Ведь дело не требует слияний-поглощений, можно просто участвовать в общей программе. И даже такое участие поможет маленьким заводам, с одной стороны, удержать свой законный сегмент рынка, а с другой, подготовиться к более высоким уровням интеграции. Может быть, и с зарубежными партнёрами. Может быть, и в сборке. Перспективы, видимо, будут зависеть от качества идеи, уровня организации, инвестиций и (в меньшей степени) поддержки государства

Поделиться: